В Чикаго не по сезону приятный день, Вёрджил Абло за рулём чёрного Bentley, на котором, я надеюсь, мы прокатимся по самым любимым местам родного города дизайнера. Музыка 19-летнего рэпера XXXTentacion взрывает динамики.

«Молодой парнишка, его сейчас все слушают. Слышал о нём?», — спрашивает он великодушно, зная ответ на свой вопрос. «Он стал известным, находясь в тюрьме. Звукозаписывающие студии тратят миллионы долларов, пытаясь создать следующую большую звезду, и тут вдруг этот парень с плохим продюсированием становится знаменитым». Абло тоже удалось обхитрить тех, кто охраняет вход в мир больших и влиятельных людей: в 2009 году он побывал на первом в своей жизни модном шоу — Comme des Garçons — в качестве креативного директора Канье Уэста, тогда он посчитал себя аутсайдером. «Мы застали около 60% шоу», — вспоминает Вёрджил о своём посещении Парижа. «Мы были поколением, заинтересованным в моде, но не имеющем к ней никакого отношения. Нас не должно было там быть. Для нас это было возможностью повлиять на что-то, изменить современную культуру. По всем признакам тогда мы вызывали больший интересе, чем сама индустрия».

Вернёмся в 2017. Абло был одним из главных членов мозгового траста Канье Уэста около 14 лет — со времён стажировки с ним в Fendi в 2009 году — но сейчас всё внимание Вёрджила сосредоточено на бренде Off-White. В одежде этого бренда ходят почти все: от Кендал Дженнер и Бейонсе до модных подростков из Нью-Йорка и Нигерии.

Абло запустил Off-White в 2013 году и быстро завоевал интерес публики; в 2015 году он был единственным американцем, прошедшим в финал престижного конкурса LVMH для молодых дизайнеров (LVMH Prize for Young Fashion Designers). По ходу дела он помог стритвиру взять штурмом люксовый сектор фешена и занять там комфортную позицию. Сейчас Off-White продаётся в Barneys и Colette в Нью-Йорке, не считая отдельных бутиков бренда, открытых в Токио, Гонгконге и других крупнейших городах мира. Первый американский магазин Off-White откроется в нью-йоркском SoHo этим летом.

Про смышлённого интерпретатора молодёжной культуры Абло можно смело сказать, что он, как талантливый человек, талантлив во всём. «Творческий шизофреник», как сам он себя называет, реализует себя в таком множестве областей, что иногда сложно уследить, чем именно он занимается. Он стоит за диджейским пультом на вечеринках по всему миру под псевдонимом Flat White. Только в 2016 году он участвовал в коллаборациях с Levi’s, VLONE, Moncler и Брендоном Фаулером. Кроме того, он презентовал свою линию мебели на Design Miami во время шоу Art Basel Miami Beach. А ещё он планирует выпускать книги. Впереди — коллаборация с Nike и пока ещё не названным крупным ритейлером мебели; а в Азии в разработке целый отель. Вслед за Рафом Симонсом и Гошей Рубчинским, в июне во Флоренции, Вёрджил представит мужскую весенне-летнюю коллекцию 2018 года на Pitti Uomo.

Абло неизменно дружелюбен и разговорчив — каждую свою беседу он приправляет упоминанием Баухауса, Мартина Марджелы и Людвига Миса ван дер Рохе. Мы встретились с ним впервые морозным февральским днём в отеле Mercer в Нью-Йорке, как раз тогда ходили слухи, что он главный кандидат на место Рикардо Тиши в Givenchy. В то же время на GQ вышло интервью с Рафом Симонсом, который назвал Абло неоригинальным. Вёрджил только вернулся из Берлина, где играл на вечеринке в Berghain, клубе, который он называет «самым священым местом электронной музыки». Сейчас он готовится выступить с лекциями в Колумбийском университете.

Когда я упоминаю интервью Симонса GQ, Абло говорит, что он всегда считал его своим героем. По воле случая, их обоих номинировали на CFDA Fashion Awards. Абло осторожно добавляет, что «его критика показывает разграничительную линию» между поколениями. Молодёжная культура не терпит никакой иерархии в моде.

Абло поддерживает обе стороны. Он получил образование в сфере инженерного дела и архитектуры, но не в моде, и относит себя к поколению, которое ищет альтернативные пути к успеху. «Я пришёл в моду не оттуда, откуда должен был», говорит он, объясняя свой драйв, «поэтому мне приходится доказывать, то, что я делаю — это дизайн, это искусство, это имеет значение».

Его целевая аудитория — пост-tumblr поколение, выросшее на YouTube и социальных сетях, которое знакомо с эзотерическими фешен брендами и хочет носить одежду Off-White, или придумать свой модный лейбл. «Я всегда пытаюсь доказать 17-летнему себе, что я способен творить вещи, которые когда-то считал невозможными», — говорит Абло и берёт паузу, чтобы проверить прототип разработанных им кроссовок Air Force 1. На обуви, которую он позже покажет студентам Колумбийского университета, можно заметить коллаж свуша поверх фирменного текста Off-White. «Во всём, что я делаю, содержится отсылка к тому, что меня вдохновляет».

В серии книг, над которыми он работает, есть снимки моделей в одежде его бренда, сфотографированных на фоне легендарных архитектурных сооружений вроде Павильона Германии в Барселоне, созданного по проекту Людвига Миса ван дер Рохе. «Идея в том, чтобы рассказать моей аудитории об архитектуре через сооружения, которые вдохновили меня. Я хочу, чтобы культура стала более ходовой, инклюзивной, более открытой».

Он говорит о тех людях из своего окружения, которые оказывают влияние на музыку, искусство и моду, не имея образования в этих сферах, каждый из них — влиятельная личность в социальных медиа. Это рэпер A$AP Rocky, креативный директор A$AP Bari, андеграудный художник Джим Джо, модель-подросток Лука Саббат (Luka Sabbat), стилист Иэн Коннор (Ian Connor), самопровозглашённый Король молодёжи. «Эти ребята не подозревают о том, какой властью они обладают», — говорит Абло о 24-летнем Конноре, у которого в инстаграм 769 тыс. подписчиков, и 19-летнем Луке с 397 тыс. подписчиков. У самого Абло их 714 тыс. «Они могут стать более влиятельными, чем фешен-бренды. Я говорю им: “Сегодня на Кайли эта одежда, потому что есть вы”».

Стиль его креативного управления — «находить подобные таланты, поощрять взаимодействие и внедрять их в систему». Так Вёрджил говорит о команде дисрапторов, деятельность которых поддерживает. Он помог 34-летнему Херону Престону (Heron Preston) с дебютной коллекцией, познакомив его с представителями New Guards Group, итальянской компании, которая занимается производством одежды Off-White. В январе Вёрджил на собственном показе мужской коллекции презентовал капсульную коллекцию, созданную совместно с Тремейном Эмори (Tremaine Emory) и Dj Acyde из модно-музыкального коллектива No Vacancy Inn. Коннор, модный коллаборатор A$AP Mob, который был стилистом у Wiz Khalifa и консультировал Уэста, говорит, что Абло научил его «мыслить творчески» и воплощать свои идеи в реальность. Сейчас оба занимаются разработкой книги с полароидными бэкстейджными снимками Коннора, выход который планируется этим летом.

Филантропия — ещё одна сфера деятельности Абло. В партнёрстве с Лорин Пауэлл Джобс, вдовой основателя Apple Стива Джобса, он планирует начать кампанию в Чикаго, направленную на занятость безработной молодёжи в разработке и производстве уличной одежды.

Свой первый лейбл Pyrex Vision Вёрджил Абло запустил в 2012 году. На купленные в дисконте фланелевые рубашке Rugby Ralph Lauren он наносил принты со словом “Pyrex” и продавал их за 550$. Коннор помог в работе над стилизацией лукбука, Джим Джо снял для него видео. С 2014 года показы Off-White проходят только в Париже, он считает этот город родиной моды, с этого же времени он улучшил качество пошива, добавил в линию шерстяные пальто, изготовлением которых занимаются в Италии. «Моя задумка была в том, чтобы поднять нишевое производство до того уровня, на котором оно будет достойно парижских подиумов», — говорит Вёрджил. В ответ на комментарии Симонса он рассказывает о том, что переделал осеннюю женскую коллекцию целиком; теперь она называется «Ничего нового» (“Nothing New”) — отсылка к тому, что мода сама себя повторяет. Женский Марш в Вашингтоне вдохновили его создать укороченные жакеты, которые напоминали бы доспехи, а также струящиеся платья из органзы и креп жоржета с пластиковыми вставками — абстрактный символ улиц.

Несмотря на то, что на момент интервью Givenchy публично отрицали слухи о предложении позиции креативного директора Абло, он не скрывает, что хочет стоять во главе люксового модного дома. В Демнее Гвасалия, 36-летнем дизайнере, стоящем за Vetements и во главе Balenciaga, Абло видит родственную душу, вспоминая о том, как они развлекались на афтепати Balenciaga, где Абло играл свои сеты.

«Ни один из нас не имеет определённого статуса кво в мире моды», — говорит Абло, на котором в этот момент чёрная джинсовая куртка Balenciaga, футболка O32C, штаны Supreme и кроссовки adidas NMD.

Главная муза Абло — его жена Шэннон, с которой он познакомился в старших классах. Женились они в 2009 году. Сейчас пара живёт в Чикаго вместе с 4-летней дочерью Лоу и годовалым сыном Греем. Абло признаётся, что в городе он задерживается редко. За год он преодолевает не меньше 350 000 миль, всегда эконом-классом, если платит сам. Вчера он посетил шоу Yeezy Season Канье Уэста 5 в Нью-Йорке, после чего вернулся в Чикаго, чтобы попасть на школьное выступление дочери.

«Такие события я не пропускаю», говорит Абло, «моё единственное решение — я всегда готов к полёту». За один день он может побывать в Вашингтоне на вечеринке за диджейским пультом, потом, перед показом в Милане или Париже, «заскочить» на вечеринку в Лас-Вегас. Свой травелог и мудборды он предусмотрительно выкладывает в социальные сети. Сейчас он думает направиться в Volume Gallery — пространство, посвященное современному дизайну, которое открыл его друг. Дизайн его дома до сих пор в рабочем процессе, он обставлен вещами от Pierre Jeanneret и Rick Owens. Когда я предлагаю заглянуть к нему домой, Абло сомневается.

«Не хочу быть дизайнером-знаменитостью. Не хочу впутывать во всё это свою личную жизнь».

Сын иммигрантов из Ганны, выросший в семье со средним достатком в окрестностях Рокфорда, Абло полагал, что его карьера ограничится офисной работой. Его отец работал менеджером в компании по производству красочных материалов, его мать была швеёй. Абло увлекался скейтбордингом, эир джорданами и хип-хопом. В его памяти сохранились чёткие воспоминания о работе его матери, как она вырезала паттерны из бумаги и шила одежду для непрекращающегося потока клиентов в их доме. В его католической школе, в которой в основном учились только белые, он был футболистом. Он помнит униформу, которую носил: белая рубашка и блейзер с золотыми пуговицами, они напоминали ему о «Принце из Беврли-Хиллз» («Fresh Prince of Bel-Air»). Родители позволяли ему играть музыку по выходным, хоть и ожидали, что он всё-таки выберет респектабельную профессию в будущем, из-за чего он поступил в Университет Висконсина, где изучал гражданское строительство. В свободное от учёбы время он читал модные журналы и подрабатывал диджеем.

В своей последний семестр он впервые попал на урок по истории искусств. Открытие, которое он сделал — Ренессанс, Караваджо, понимание того, что инновации возможны в границах творческой дисциплины, «взорвали мозг» Вёрджила. Так же, как и изучение работ Миса ван дер Рохе и Рема Колхаса в институте технологий Иллинойса, который он закончил со степенью в архитектуре. К слову, он самостоятельно начал делать свои футболки с принтами, запустил собственный сайт и подготовил важнейшую в его карьере встречу с Канье Уэстом, узнав, где тот печатает свой мёрч. Он добровольно разработал линию одежды с логотипом музыкального лейбла и оставил распечатку луков в магазине, они привлекли внимание владельца. Абло убедил его созвониться с менеджером Уэста.

Через месяц Абло начал своё кругосветное путешествие с Канье. «Все мы дети уникального видения мира Канье Уэста», — говорит Вёрджил. «Нынешнее поколение сможет свободно смешивать жанры, и всё благодаря страстному желанию Канье чего-то большего, чем ему предлагают».

Абло помог ему проделать этот путь, воплощая в жизнь чрезвычайно амбициозные идеи Уэста. Графический дизайнер Майкл Рок (Michael Rock) вспоминает с какой лёгкостью Абло включал в работу множество сильных и совершенно разных людей. «Он был клеем», — говорит Рок, чья дизайн-компания 2х4 в сотрудничестве с OMA Колхаса работала над разработкой концепта и постройкой павильона для дебютного короткометражного фильма Канье Уэста «Жестокое лето» («Cruel Summer», 2012), премьера которого состоялась на Каннском фестивале.

«Вёрджил может вписать в антураж знаменитостей и завести серьёзную беседу с архитектором. Мало кому удаётся налаживать связи в двух таких разных мирах».

Музей искусства — его новый рубеж. В 2019 году Музей современного искусства Чикаго представит первую ретроспективу Абло. Своего рода, возвращение домой. Куратор выставки Майкл Дарлинг (Michael Darling) говорит, что шоу покажет «ленту активности, подобную ленте Мёбиуса, которая сделала Вёрджила человеком Ренессанса».

Интервью Вёрджила Абло журналу W